Пн12182017

Экономика как есть. «Из торфа можно многое выпускать. Но будет ли спрос?»

ТорфозаводОАО «Торфобрикетный завод «Дитва» входит в число основных организаций, обеспечивающих работой жителей агрогородка с таким же названием. Сегодня на нем трудится 245 человек. И их благополучие во многом зависит от благополучия торфодобывающего предприятия. Недавно мы писали, что открытым акционерным обществом был реализован инвестиционный проект, в рамках которого в котельной вместо двух поэтапно демонтированных газовых котлов были установлены два новых, работающих на твердом топливе, что позволило улучшить экономику предприятия, в том числе уменьшить себестоимость продукции, повысить зарплаты. О том, как на предприятии сегодня обстоят дела в целом, у нас недавно состоялась беседа с директором ОАО «Торфобрикетный завод «Дитва» Казимиром БАНЦЕВИЧЕМ.

– Казимир Владимирович, напомните, что сегодня вообще производит торфобрикетный завод «Дитва»? Насколько в курсе – не только торфяные брикеты…

– Торфяные брикеты – это основная наша продукция (в структуре производства они занимают 70 процентов), но не единственная. Мы производим также торфяную сушенку, тепловую энергию и другое. Тепловая энергия в общем объеме производства занимает 9 процентов, сушенка и прочая продукция – около 20.

– А прочая продукция – это что?

– Биогумус, древесный уголь. Мы выпускаем это в небольших объемах – для разнообразия ассортимента.

– Когда-то здесь планировали выпускать и более экзотическую продукцию из торфа…

– Знаете, из торфа можно много чего выпускать: удобрения на основе торфа для сельского хозяйства, продукцию, используемую в медицинских целях, косметологии, химической промышленности, и другое. Можно настроить разных новых линий. Но если из-за невостребованности продукции они не будут загружены, то зачем это всё? Сегодня в республике 18 торфозаводов. И они работают в основном по трем направлениям: для обеспечения топливом цементных заводов, объектов большой и коммунальной энергетики, населения. Это, прежде всего, надо иметь в виду. В наших месторождениях торф низинный, и основное его назначение – как энергетический.

– А где именно востребована ваша продукция? Куда она реализуется?

– Сушенка (размельченный сепарированный небрикетированный сыпучий продукт, получаемый из фрезерного торфа), производство которой мы освоили полтора года назад, поставляется на цементный завод ОАО «Красносельскстройматериалы». Там востребован именно такой вид топлива. Тепловую энергию продаем жилкоммунхозу. Торфяные брикеты мы реализуем на госпредприятия «Гроднооблтопливо» и «Витебскоблтопливо» (откуда они распределяются для населения по районам), а также на промышленные предприятия, объекты социальной и других сфер.

торфохзавод

– И еще на экспорт…

– На экспорт тоже. Но мы больше ориентируемся на отечественный рынок. Надо быть готовыми к тому, что от экспорта постепенно придется уходить. За рубежом очень серьезное внимание на использование торфа в качестве топлива обращают экологи. Это, скажем, не приветствуется. Зато очень приветствуется, к примеру, использование биомассы (древесины, соломы, травы).

– То, что продукция вашего предприятия сегодня востребована и хорошо реализуется, может только радовать. Но у меня еще такой вопрос: а насколько выгодно она реализуется?

– Это вопрос интересный. В целом в прошлом году мы сработали рентабельно, с хорошей прибылью. И получили ее за счет торфяных брикетов, рентабельность которых составляет 9,7 процента. Производство сушенки, к сожалению, в прошлом году было убыточным.

– А есть смысл в таком случае ее производить?

– Смысл есть. Это же наши объемы производства. Причем серьезные объемы. И мы отказываться от них не собираемся. Просто нужно сделать производство сушенки рентабельным. И мы намерены осуществить эту задачу, используя внутренние резервы, уже в нынешнем году. Что для этого надо? Первое мы уже сделали – полностью отказались от газа. Перевод котельной на торф положительно отразится на себестоимости продукции. Второе – это совершенствование работы с перевозчиками (так как нам не под силу все перевозить самим). В этом направлении мы тоже уже ведем работу. Третье – максимально задействовать паровую турбину для обеспечения собственной выработки электроэнергии и оптимизации других затрат, относимых на себестоимость продукции.

– Вы сказали, что в 2016 году предприятие сработало с хорошей прибылью. Какие еще показатели прошлого года вы хотели бы отметить? Насколько он был успешен в сравнении с предыдущими годами и какие у вас планы на текущий?

– За всю историю торфобрикетного завода «Дитва» пиковым стал 2012 год, когда было произведено 145 тысяч тонн торфяных брикетов. Потом пошло снижение объемов. Из всех последующих лет наиболее благоприятным по экономике, по загрузке мощностей, по объемам производства стал 2016-й. Выручка от реализации продукции в 2016 году, по сравнению с предыдущим, выросла на четверть. Темп роста объемов производства к уровню 2015-го составил 126 процентов. Этому способствовала активизация закупок на торфобрикет. И, естественно, посодействовало то, что мы стали поставлять сушенку в ОАО «Красносельскстройматериалы». Если говорить конкретно об объемах, то в прошлом году мы произвели 27,5 тысячи тонн сушенки и 65 тысяч тонн брикетов.
На 2017-й в бизнес-план заложены более высокие показатели. В этом году мы планируем произвести 35 тысяч тонн сушенки и 64 тысячи тонн брикетов. Из намеченного объема торфяных брикетов 32 тысячи тонн планируется поставить в «Гроднооблтопливо» и «Витебскоблтопливо», 9 – в ОАО «Кричевцементошифер» и на Белорусский цементный завод в Костюковичах, 15 – на экспорт, остальное – Белорусской железной дороге, ЖКХ, Госпогранкомитету, на объекты здравоохранения, образования, культуры и т. д.

rf 120

– На экспорт – это конкретно куда?

– На этот год у нас подписаны договоры с Литвой, Калининградской областью РФ, Польшей, Словакией, Германией.

– Можно по-разному относиться к разработке новых торфяных залежей. У меня тоже есть свое мнение: выработанному торфянику уже не стать настоящим болотом, потому что его может сотворить лишь природа. Но сейчас – не об этом. Коль на предприятии проводится модернизация, строятся планы на будущее, надо полагать, что полей добычи на перспективу у вас тоже достаточно?

– Если будем производить такие же объемы продукции, как теперь, то отведенных полей добычи нам хватит на 17 лет. И на перспективу тоже есть разведанные запасы торфяных залежей – в соседнем, Вороновском, районе с перспективой до 45-50 лет.

– А вот теперь, в завершение беседы, я хотела бы вернуться к вопросу (и читателей, думаю, он интересует тоже) о судьбе выработанных торфяников: что происходит с ними в дальнейшем?

– Выработанные площади мы возвращаем прежним землепользователям. А дальше, как и вопросы отвода новых площадей, дальнейшая судьба уже выработанных торфяников решается в исполкоме. В прошлом году, например, 122 гектара площадей, которые мы вернули, после рекультивации, были переданы землепользователям (сельхозпредприятиям Вороновского и Лидского районов). В этом году планируем возвращать 138 гектаров как земли заказника местного значения. Бывает, что их передают Минлесхозу. В любом случае, если выработанные торфяники не превращаются в заброшенные и никому не нужные территории, а затапливаются водой и возвращаются к жизни – это можно только приветствовать.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Наши блоги: 

Из личного блокнота

petrul
Блог Людмилы Петрулевич

Открытый микрофон

pin
Блог Жанны Пиневской

Строчки без точки

rus
Блог Виктории Русилевич

Между делом

kudr
Блог Татьяны Кудряшовой

Житейский перекресток

Каральчук
Блог Татьяны Каральчук